Главная » Статьи » Обо всём. » Негатив.

Дети и звери. На юго-востоке Москвы действует банда девочек-живодеров
Дети и звери. На юго-востоке Москвы действует банда девочек-живодеров

Трупы щенков и бездомных собак начали находить на юго-востоке Москвы несколько месяцев назад. Местные собаководы прекрасно знают — это дело рук компании местных девочек. Для экзекуций выбираются пустыри, безлюдные площадки или небольшие лужайки, где соседи выгуливают собак. Девочки в прямом смысле слова скармливают бездомных животных своим псам.

Для жительницы юго-восточного округа Москвы Марины обычная вечерняя прогулка с собакой едва не превратилась в кровавую битву. «Я заметила компанию с собаками, придержала своего. Когда мы находились уже на некотором расстоянии, внезапно подбежала черная разъяренная дворняга, которая просто набросилась на мою собаку, которая была в наморднике. Компания не сдвинулась с места, а мне, чтобы расцепить животных, пришлось оттаскивать за ошейник моего пса и пинать изо всех сил черного. Они позволяли бить свою собаку», — так рассказывает девушка о событиях того вечера.

Трупы щенков и бездомных собак начали находить на юго-востоке Москвы несколько месяцев назад. Местные собаководы прекрасно знают — это дело рук компании местных девочек. Виола, Оля и Маша (имена девочек изменены) увлекаются «разведением» собак. По словам соседей, к этой компании присоединяется еще одна подружка, Ира. «Любовь» к животным, правда, странная: основным предназначением питомцев являются собачьи бои или же просто травля собак и кошек в округе.

Для экзекуций выбираются пустыри, безлюдные площадки или небольшие лужайки, где соседи выгуливают собак. Девочки в прямом смысле слова скармливают бездомных животных своим псам. Собаки чрезвычайно агрессивны: по утверждениям соседей, их не кормят по несколько дней, постоянно избивая. Беспомощные щенки или привязанные к столбам взрослые собаки становятся легкой добычей озверевших псов. На взгляд девочек все это — чрезвычайно интересно, поэтому они записывают видео, фотографируют, распространяя шокирующие кадры в своей компании и в интернете. Жестокие записи расправ видели многие местные собаководы.

В последнее время к этой «забаве» добавилась еще одна: травля собак, которые гуляют с хозяевами. Алгоритм операции следующий — увидев издалека, что собака-жертва в наморднике или на поводке, девочки делают вид, что придерживают своих псов. Как только хозяин оказывается спиной и не может контролировать ситуацию — животное командой «Взять!» отправляют на охоту. У объекта травли практически нет шансов на выживание, освободить от цепких зубов охотника жертву очень сложно.

По словам одной из жительниц района, Елены Б., которая несколько месяцев назад нашла свою собаку задушенной в подъезде дома и решила расследовать ситуацию, в общей сложности у девочек «на воспитании» было около тридцати животных. Некоторое время назад Виоле принадлежали два пса — стаффордширский терьер Баттерфилд и предположительно «дворянин» Киля (уменьшительное от «Киллер»), у Оли — «кавказец» и боксер, а у Маши — бультерьер Лиза. Сейчас, по предположениям соседей, Баттерфилд или погиб, или не способен к боям, Киллер погиб. Впрочем, Виолу это не останавливает, и около двух недель назад она приобрела новую собаку.
Первоначально местом действия был Кузьминский парк и пустыри неподалеку от Волжского бульвара. Сейчас география расширяется: девочек можно встретить в любом месте округа.

Они не скрываются — известны имена, адреса, домашние телефоны, места учебы. При этом подступиться к ним невозможно, в деле есть несколько нюансов. Лидер группы, Виола, — несовершеннолетняя, а все эти зверства приписываются именно ей. Известно также, что мама девочки — юрист, и во всевозможных разбирательствах она выступает не только как представитель дочери, но и как профессиональный защитник.

Разбирательство, кстати, уже было: в апреле был суд, после того как Виола затравила собаку одной из жительниц района и призналась в этом. Женщина подала в суд и выиграла — ей присудили 20 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда. Дальше дело не пошло.

Начальник местной инспекции по делам несовершеннолетних комментировать состояние ситуации на данный момент отказалась: «Вся информация сейчас проходит только через Петровку».

В пресс-службе префектуры Юго-Восточного округа Москвы рассказали, что Виола постоянно проживает у мамы, на Юго-Западе, а с мая ситуация никак не развивалась: «Больше ни заявлений, ничего не было от жителей. Она состоит на учете в милиции, в отделе по делам несовершеннолетних. Сейчас все затихло, после мая ничего не поступало. Фактически ею занимается Юго-Западный округ. Вообще, непонятно: она то живет дома с мамой, там вполне благополучная семья, единственное, что родители в разводе. Периодически — у дедушки. Но состоит на учете у нас».

Комментарий Ильи Блувштейна, заместителя председателя Российского общества защиты животных «Фауна», члена подкомиссии по вопросам экологической культуры Общественной палаты Российской Федерации:

«Прецедентов очень много. Существующая практика, к сожалению, не столько провоцирует новые случаи издевательства над животными, сколько создает некие правила, по которым происходят истязания животных. Это чистый садизм — медицинский, патологический. На моей памяти было около десятка таких садистов, как Виола. Это, конечно, крайняя степень, именно получение удовольствия от таких вот мук, от истязания. В силу нашего бездействия отсутствуют реальные силы, которые могут сказать этому „нет“. Такие „виолы“ — имя им легион — это видят и самоутверждаются таким образом. Проще говоря, эта конкретная девочка — продукт такого безразличного отношения».

Комментарий Зураба Кекелидзе, заместителя директора научного Центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского:

«Дети изначально не бывают плохими или хорошими. От нас и от общества зависит, как они будут развиваться. Дело в том, что ребенка воспитывает не только семья, но и микросоциум, общество — через телевидение, через радио, через фильмы о жестокости. У этих девочек, наверное, не все в порядке с семьей. Речь идет не о недостатке любви, не о том, что они из неблагополучной семьи, а речь именно о недостатках во взаимоотношениях в семье.

Если к этим детям относились плохо, проявляли по отношению к ним насилие, то они это трансформируют на животных — не напрямую отвечают конкретному человеку, а опосредованно проявляют это в том, что истязают животных.

Такое происходит, когда собираются вместе те, у кого одни и те же проблемы — проблемы жестокого к ним отношения. Нужно с каждой из них пообщаться в отдельности, тогда выявится причина этого насилия, потому что изначально в психике ребенка предрасположенностей для убийства и насилия нет. Мы не должны их осуждать, мы должны просто помочь этим детям. Группу нужно по возможности разъединить и работать с их психологией. Не думаю, что они делают это для того, чтобы привлечь внимание или просто ради самой агрессии ко всему живому«.

Комментарий Татьяны Добрыниной, адвоката Адвокатской палаты Московской области:

«Чтобы воспитывать таких собак, необходимо разрешение родителей. У нас нет еще правового механизма, у нас нет федерального закона, который регулирует отношения владельцев домашних или диких животных. За это ответственность была отменена законом. Сам закон находится в разработке, и мы все его с нетерпением ждем.

Что делать в этой ситуации? Можно обратиться с заявлением в органы милиции, потому что до 18 лет несут ответственность родители, если, конечно, будет доказана вина. Можно обратиться в комиссию по делам несовершеннолетних, но она к уголовной ответственности не привлекает, естественно, потому что там дети просто ставятся на учет, и проводится беседа морального, этического характера.

Если вред причинен животным, то у нас федерального закона нет, и по уголовному законодательству этим девочкам сейчас ничего не грозит. Но владельцы тех домашних животных, которым причинен вред, могут по гражданскому законодательству обратиться в суд общей юрисдикции и потребовать возмещения за моральный вред, и убытки, к примеру, если собака элитная, за то, сколько они денег потратили на ее покупку, вложили в нее, прививки делали и т. д. Возмещение убытков — это ст. 15 Гражданского законодательства. Домашние животные у нас попадают под категорию имущество — объекты гражданских правоотношений. Эти убытки будут возмещены в полном объеме, если владельцы представят доказательства, что они действительно купили эту собаку по такой-то цене и т.д. Мы ждем этот федеральный закон, когда ответственность субъектов будет четко прописана, потому что таких случаев много«.

Выдержка из Федерального закона о защите животных от жестокого обращения:

Глава IV, статья 9. «Общие требования к обращению с животными»

1. При обращении с животными не допускается:
— использование инвентаря и иных приспособлений, травмирующих животных;
— принуждение животного к выполнению неестественных для него действий, приводящих к травмам; нанесение побоев, травм для побуждения животного к выполнению требований;
— использование животных в условиях чрезмерных физиологических нагрузок.

2. При проведении болезненных процедур обязательно применение обезболивающих препаратов.

3. Не допускается:
— разведение животных с выявленными генетическими изменениями, причиняющими им страдания;
— разведение животных с наследственно закрепленной повышенной агрессивностью;
— натравливание (понуждение к нападению) одних животных на других.

Случаи жестокого обращения с животными:

14 марта 2007 года 39-летняя женщина, находящаяся в состоянии алкогольного опьянения, сбросила с балкона своей квартиры собаку породы спаниель. Животное погибло.

21 марта 2006 года охранник станции «Коньково» московского метрополитена Суров избил пса по кличке Рыжик, который умер через 13 дней. По версии следствия, Суров также угрожал убийством очевидцам, которые пытались спасти собаку.

21 февраля 2006 года москвич натравил свою собаку на бездомных щенков, живущих на территории РЭУ на Волгоградском проспекте. Четыре щенка были загрызены. В августе того же года мировой суд московского района Кузьминки признал жителя столицы виновным в жестоком обращении с животными и приговорил его к году исправительных работ.

В 2001 году собака по кличке Мальчик, опекаемая работниками метрополитена, была заколота фотомоделью Юлианой Романовой. По рассказам очевидцев происшествия, девушка шла по переходу со своим стаффордширским терьером, которого натравила на мирно дремавшую дворнягу. После этого Романова достала кухонный нож и стала наносить им удары собаке.

Вера Удовиченко



Категория: Негатив. | Добавил: Ирина_А (2007-10-03) | Автор: пресса наша E
Просмотров: 529
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]